Духи и призраки Гималаев

Продолжение эксклюзивного материала «Гималайские фольклорные истории» (составлен Сур Дасом, представлен Ариком Мораном). На русском языке прочесть это можно только на моём сайте. Предыдущая глава — здесь.

Sarahan_Temple

Храм Кали в Сарахане

Помимо дэвтов и дэви, калис и богинь земли существуют и другие духи, которые находятся между добрыми и злыми силами. Дух «Бан Шира»(33) относится к этой категории. Бан Шира провожает путника через лес в ночное время, нейтрализуя злых духов, и иногда из-за человека ссорится с призраками. Но порой Бан Шира заставляет мужчин и женщин болеть, и тогда ему нужно предложить то или иное подношение. За счёт подношения ему «дошанга» больные выздоравливают. Во время проведения любого фестиваля в каждом доме готовится вкусная еда, а затем предлагается Калис, богиням земли, деревенским дэвтам и дэви, «Ким-Шус». Бан Шира также упоминают во время совершения пожертвований. Считается, что все добрые духи участвуют в подношениях- «пуджах» при условии, что их имена названы во время совершения пожертвований. Так что, Бан Шира скорей всего является дэвтом, а не ракшасом, злым призраком.

«Чан» или «Чон» (34) настолько ужасен, что встреча с этим призраком может привести к смерти. У этого призрака только один глаз в центре лба, обладающий очень острым зрением. Его взгляд ослепляет, от него невозможно укрыться никому, находящемуся в поле его зрения. К счастью, у него нет бокового зрения и он не может смотреть вверх или вниз. Он может смотреть только прямо перед собой, его взгляд подобен выстрелу из ружья. Калис выпускают его ночью, он спускается по отрогам гор и холмов к берегам рек в поисках мест для кремаций. «Чон» слизывает пепел сожженных покойников, и ему это нравится, как скотине нравится лизать соль. Именно с этой целью Чон вынужден покидать дом Калис и спускаться с вершин гор к руслам рек.

Sarahan_Temple_OLd

Старый храм в Сарахане

Передвигаясь Чон издаёт звук, подобный звуку «аргас»(35) — гирлянде из колокольчиков, одетых на шею пони или лошади в Киннауре и Тибете. Так что, это хорошо, что столь жестокий дух предупреждает о своём приближении. В случае, когда кто-нибудь слышит сигнал приближения Чона, ему просто нужно присесть в сторонке от тропинки или дороги так, чтобы избежать взгляда призрака.

Обычно, развевающиеся флажки (rags) и сложенные камни «Мани-Пхани» позволяют уберечься от Чона. Если возле деревень не развешивать флажки (Дхар Чхад) и не сооружать насыпи из камней Мани-Пхани, Чон может нанести много вреда людям. А сейчас несколько историй о Ракшасах завершит эту главу.

История 1:

На левом берегу Themgarang Khad недалёко от Санглы, примерно на полпути по долине к Батсери, есть пещера, называемая Boning Saring. Пещера — Аг(36) предлагает приют для сотен овец и коз, а также для их пастухов, и называется «Bhujalang Ag».

В этой пещере жили два пастуха из деревни Сангла со стадом овец и коз. Однажды один из пастухов отправился домой, чтобы принести оттуда съестных запасов, обещая вернуться к вечеру того же дня. Но он не смог вернуться с провизией, и его компаньон остался один с овцами и козами в пещере Бхуджаланг. Там же обитал призрак. Он был на страже, наблюдая за пастухами и ждал момента когда кто-то из них останется один, чтобы зло подшутить над ним. И вот у него появился такой шанс. Пастух, оставшийся вместе со стадом в пещере, приготовил еду из последних съестных запасов себе и товарищу, который должен был вернуться с продуктами. Дневной свет постепенно тускнел, а тьма сгущалась. Товарищ все никак не возвращался в пещеру Бхуджаланг. Когда совсем стемнело, он стал звать друга, но призрак ответил вместо него и сказал, что уже идёт к нему. Пастух, не зная, что это ответил призрак, был очень рад, что его спутник вернулся , не оставив его одного. Призрак зашёл , приняв форму тела человека. У призрака не было одежды, но у него были длинные волосы как у обезьяны. Козы, в отличии от овец, более осторожны и бдительны. Они заблеяли и сбились в кучу, как будто леопард собрался наброситься на стадо. Призрак направился к очагу и сел прямо напротив пастуха, который побледнел от страха. Пастух и призрак не вступали ни в какие разговоры, и они не стали сражаться. Призрак принялся подражать поведению пастуха. Итак, если пастух вставал, призрак тоже поднимался, если пастух подбрасывал горючее в огонь, призрак делал то же самое. Если пастух боялся призрака, призрак возвращался. Когда пастух разложил свою кровать для сна, призрак прыгнул в постель и приготовился спать вместе с ним. Пастух вскочил и схватил палку, замахнулся ею на непрошеного гостя. Но призрак не исчез и повторил то же самое, замахнувшись другой палкой, готовый нанести ответный удар. Пастух, утратив храбрость, опустил палку, и призрак немедленно сделал то же самое. Бедный пастух был измотан всем этим и, несмотря на страх, заснул. Он немного поспал пока сидел, а когда проснулся — призрак с визгом и хохотом удалился. Бедный пастух! Ему не следовало засыпать. Он лишился своей души, когда спал. Призрак, очутившись сверху, вырвал душу у пастуха, пока он был беспомощен. Однако, какое-то время после этого события он был жив, но как долго, сейчас уже никто не может сказать. На следующий день другой пастух вернулся с провизией и узнал эту историю о призраке в Бхуджаланге. Пастух, которому не повезло остаться той ночью одному в пещере наедине с призраком, поведал в слезах о всём, что произошло с малейшими подробностями своему компаньону.

Sangla

Где-то в долина Сангла

История 2: О кожаном призраке.

Рассказывают, что примерно тридцать пять — сорок пять лет назад (1895-1905) произошло столкновение с кожаным призраком в деревне Сангла. Один из Māthes дэвта Санглы по имени Пхулма Нанд (ныне покойный) направлялся из дома в храм своего дэвта, чтобы присоединиться к своим товарищам для присмотра за храмом. На полпути к храму к его ногам скатилась кожа и попыталась сбить его с ног. Но он не утратил мужества и не упал, а стал наступать на скатившегося призрака, пока, наконец, кожаный призрак не устал и не принял длинную прямую форму, подобную дереву. В темноте он стал похож на «прай» (37), и в то время, когда Матхес Пхулма Нанад смотрел на него, становился все толще и выше. Пхулма начал было паниковать, но тут вспомнил о двух правилах поведения с привидениями: 1) никогда не пугаться их, но воспринимать их в качестве игрушек для мужских забав; 2) никогда не поднимать свой взгляд вверх, а держать взор опущенным вниз, чтобы призраки не смогли становиться все больше и больше, и не могли победить человека. Пхулма не поднимал глаз и собрал всю свою волю в кулак, готовый сразиться с призраком. Тогда призрак стал таким же маленьким, как и человек. Пхулма схватил его, и они стали драться. Матхес Пхулма сжал призрака в своих объятиях и вырвал несколько волос из усов призрака, часть которых, как говорят, Матхес хранит в своей загробной жизни, чтобы иногда показывать людям и напоминать об этой истории. К сожалению, писателю этого небольшого отчета не довелось увидеть волосы из усов призрака, вырванных Пхулма Нанандом. Бедный призрак, будучи крепко схваченным и лишаясь своих волос, пронзительно визжал и плакал, становясь все тоньше и меньше, пока, наконец, не превратился в ничто и не освободился от жесткого захвата Пхулмы, и, наконец, растворился, ещё долго издавая пронзительные стоны. Привидение — это игрушка для мужчины!

Sangla

Индо-буддистский храм в Сангле

История 3:

Как уже говорилось фестиваль Phagli проводится ежегодно в месяц Пхаган в Камру и длится 15 дней. У Дэвта Бадри Натха из Камру есть семь старейших дэвтов. Ле-Шу в Камру Форте выходит, чтобы возглавить фестиваль и преподнести «даршан» публике (38). У каждого божества есть своя металическая маска (мухра или моранг), эти семь лиц — масок семи старших дэвтов выносятся в Shuwindang, место примерно в миле от Камру к Сангле. Там в Шувинданге находится «прай» ( шест, см.примечание 37), украшенный одеждой и масками семи старейших дэвтов. Это общественное место для «даршана» семи божеств.

В благоприятный день для «даршана» семь деревень над Бруа Хадом представлены довольно большим количеством людей из каждой деревни. Однажды во время проведения фестиваля в Шувинданге была плохая снежная погода. Из деревни Чаусу пришли жители. Среди них была женщина, которая оставила дома своего маленького ребенка, желая увидеть семь божеств. После окончания «даршана», когда закончился день, все жители Чаусу остались в Камру на ночь, кроме женщины, которая оставила своего маленького ребенка дома. Она не смогла ночевать в Камру и, хотя приближалась ночь, она одна решила вернуться домой в Чаусу. На полпути к Чаусу и ущелью Рутуранг есть место, известное как Пулио. В этом месте жил призрак «Пулио Ракшаса». И вот, бедная женщина очутилась среди ночи в Пулио, где её и поджидал призрак. Никто не знает как, но бедная женщина, бегущая домой к своему ребёнку, была превращена в камень, который все еще лежит там. Также говорят, что там есть и ее украшения, которые она одела в тот день на фестиваль, в форме восьми камней, впечатанных в том большом камне из окаменелого тела женщины. На следующее утро, группа паломников вернулась из Камру, но мать этого маленького ребенка, оставленного под присмотром отца, так и не вернулась. Тогда начали волноваться о её судьбе и выяснили, что она покинула Камру и ушла в Чаусу накануне вечером, после завершения фестиваля, когда стемнело. Её искали даже в Камру, но только в Пулио на дороге нашли необычный камень с впечатанными маленькими камнями. «Призрак Пулио сожрал ее и превратил ее тело вместе с украшениями в этот камень» — такое было заключение, принятое поисковой группой. Мы не знаем, Пулио Ракшаса все еще так же жесток, как тогда, когда он превратил бедную женщину в камень.

Day1_Trekking

Долина Бхаба. Киннаур

История 4:

Когда-то в Сунгре, примерно в двух милях от Сарахана со стороны Начера, проходил фестиваль Phulio. Все, кто принимал участие в танцах, ушли домой, но один мужчина остался ночевать в храме. Когда не осталось никого, кроме него, шайка призраков, ракшасов пришла в Сантанг (39), говоря: «Здесь пахнет человеческим духом, из человека можно сделать вкусное блюдо для нас». Вот перевод их диалога на канаври. Высказывание Ракшаса: «Mānus gānan dundule, āng e-grassāng’.(40) Мужчина был храбрым человеком. Он вскочил на ноги и сказал: «Не пожирайте меня сейчас, позвольте исполнить танец на вашей вечеринке». Он вырвал Pyurg, небольшой меч с тремя лезвиями, из рук Ракшаса, возглавляющего пляску, и закружился в ритме танца, ведя за собой хоровод призраков. При этом он обдумывал, как убежать от шайки злых духов. Он вспомнил о колодце рядом с храмом Сунгры и повел танцующих призраков в том направлении. Все призраки были увлечены танцем и послушно двигались в сторону колодца. Человек с «gurze»(дордже?)в руках прыгнул в колодец, который был заполнен водой не больше уровня колен. Веревку колодца он наполовину погрузил в воду, но призраки тоже были хорошими инженерами. Они решили измерить глубину воды. У них был клубок шерстяной нити. Они привязали небольшой камень к концу нити и погрузили его в воду. Человек, находясь на дне колодца, стал сворачивать её снова в клубок так, что когда у призраков закончилась нить, они сказали: «Вода бесконечно глубока, и мы не можем ничего сделать, чтобы достать человека сейчас. Увы, мы упустили шанс сожрать его. Мы потеряли в этом человеке комок жира». Киннаури: «grosu petingo Panang Chhos ne māmima Fone zhub»(41), то есть: «мы должны были сожрать этого человека из деревни Сунгра, [с] комком жира в животе, сразу как увидели его».

Наступило утро, и шайка призраков уже не могла навредить человеку. Они исчезли. Человек благополучно выбрался из колодца, рассказал о своём приключении и показал «gurze» призраков. Этот человек был из семьи Боранту из Сунгры. В честь того, что ему удалось обмануть призраков, его наследники обязаны танцевать с тем самым «gurze» Ракшаса три круга, возглавляя танец на фестивале в Сунгре каждый год.
Пожалуй, достаточно о призраках.

Примечания

(33) Бан Шира — дух, живущий в лесу и на больших деревьях [KD стр.34: ban, banang — «лес»].
(34) Чау или чон / чоу — привидение, имеющее лошадиное тело и мужскую голову с одним глазом в центре лба. Считается, что это верховая лошадь Калис (см. Также KD стр.47: chho-gyāll «божество Яма» от тибетского].
(35) Аргас — несколько маленьких колокольчиков, обтянутых кожаным ремешком, ими обвязывают шею верховых лошадей и пони в Канавре и Тибете [KD стр.31: argā «гирлянда маленьких колокольчиков для пони»].
(36) Аг — пещера [KD стр.29: agg ‘пещера, нора’].
(37) Прай — длинный деревянный шест, обычно возведённый перед входом в храм.
(38) Ле-Шу — лег или ле (канвари) — старший или старейший; шу — дэвты, полубоги; даршан — выдающееся публичное лицезрение великого святого или божества.
(39) Сантанг — земля, закрепленная за храмом для танцев [KD стр.128: sāntan, sāntang — «огороженное место у храма, где жители деревни собираются, чтобы петь и танцевать на определенных церемониях»].
(40) Manus-люди, человечество; gānam — запах; dundule — резко преобладает; āng — мне, мой ; e-grersang — один кусочек; gurze — маленький трехгранный меч для танцев.
(41) Grosu — человек, принадлежащий Grosnam (Сунгра); petingo — в животе; panang — шарик (обычно масла или жира); chhos — жир.

 

Продолжение следует

 

Перевод Андрей Захаров

18.03.2108

Facebook Comments
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий