Душитель из Бангкока. Глава четвертая

Только на Сайте Востоколюба!
Продолжение. Первая глава здесь.
Вторая глава здесь.
Третья глава здесь.

Четвертая глава.

Лейтенант Супат Пиукэу для тайца был довольно-таки высок, почти моего роста, а во мне все-таки 180 сантиметров. Короткая стрижка, острые скулы, внимательные глаза и классическая тайская радушная улыбка.

Я поздоровался с ним по-тайски и обменялся еще несколькими вежливыми фразами. Лейтенант поинтересовался, не говорю ли я по-тайски. Увы, мне пришлось его огорчить. Я знаю лишь несколько расхожих фраз и предпочитаю общаться на английском. Видимо, Супату, как, впрочем, и многим тайцам, с которыми мне приходилось общаться до него, пришлось по душе, что фаранг {так тайцы называют белокожих иностранцев. Это не пренебрежительное и не уничижительное название} знает, пусть даже и немного, его родной язык. Его улыбка стала еще более искренней (что было видно по образовавшимся у уголков глаз морщинкам), и он перешел на английский, которым владел довольно неплохо.

Я представился как СакЕ. Тайцам довольно-таки сложно выговорить мое имя (звука «г» у них в языке нет, а «р» им часто просто лень говорить), и я предпочитаю не заставлять их мучиться. Имя Саке они произносят легко и правильно, и я к нему уже давно привык.

Ничего нового Супат мне не рассказал. Поиски преступника пока были безуспешны. Был опрошен весь обслуживающий персонал гостиницы, все, кто хоть как-то мог пролить свет на обстоятельства этого дела. И ничего…

— Могу ли я взглянуть на номер, где все это произошло? – спросил я лейтенанта. Я чувствовал, что мне нужно это сделать. А в таких случаях я привык доверять своей интуиции.

— Вай нот? («Почему бы и нет?») – ответил Супат, и мы отправились в гостиницу «Гранд Рамбуттри Вилладж».

Гостиница эта мне была хорошо знакома. Я и сам в ней, бывало, останавливался. Находится она в очень удобном месте в переулке (Сой) Рамбуттри в двух минутах пешего хода до все той же Кхаосан. Хорошие номера по вменяемой цене и два бассейна на крыше. Были и минусы. Например, необычная для Таиланда отмороженность обслуживающего персонала, которая, впрочем, легко объяснялась большими размерами гостиницы, большим турпотоком и не самой большой зарплатой.

Мы прошли к гостинице мимо нескольких пошивочных ателье (индийские зазывалы предлагали за 100 долларов сшить костюм от Версаче), туристических агентств (тайские зазывалы предлагали любые туры по Таиланду и сопредельным странам), кафешек и ресторанчиков с приятным интерьером с индийской, тайской и европейской кухнями. В них никто ни кого не зазывал, потому как посетителей и так хватало. Номер на втором этаже левого крыла был классическим даблом {дабл — номер на двоих, сингл – номер на одного}. Синглы в этой гостинице тоже есть, но по причине дешевизны и малого количества почти всегда заняты, вот и приходится даже тем, кто путешествует в одиночку, брать дабл.

Со дня смерти Олега в номере не убирали, видимо полицейские, надеясь на нахождение каких-либо улик не давали добро на уборку. Но с уликами тут было туго. Я прошелся по номеру, осматривая все вокруг. На маленьком журнальном столике лежала парочка книг на русском, путеводитель «Лонели Планет» {популярная серия путеводителей, считается самой лучшей для самостоятельных путешественников} по Таиланду, стопка бесплатных карт Бангкока, Чианг Мая и других мест. Среди этих бумаг была и фотография Олега, сделанная, видимо, в одном из храмов на Бали. Приятной внешности блондинистый голубоглазый парень был запечатлен в традиционной индонезийской одежде.

Я подумал, что это очень несправедливо – умереть в таком возрасте, в тот миг, когда мир раскрывает перед тобой объятия. Печально… Очень печально… Очень мне не нравится невзошедшесть судеб. А здесь был именно такой случай.

И тут где-то в моем сознании забилось крохотной птичкой ощущение того, что я упускаю что-то важное. Я еще раз посмотрел на фотографию. И до меня дошло. На левой руке у Олега был серебряный браслет в виде переплетающихся тел драконов. А на фотографиях с места убийства на его руке этого браслета не было, это я помнил точно. Что же получается, убийца не взял ничего ценного, но взял браслет, который стоит, может, и не копейки, но не так уж и много. Интересно… Чем же ценен этот браслет? Или этот след – «пустышка»? Может, он потерял браслет раньше или подарил его кому-нибудь? Как бы то ни было, но проверить не помешает.

Я рассказал лейтенанту о своих размышлениях и поинтересовался, не было ли в других вещах Олега такого серебряного браслета. Вспомнить что-либо по этому поводу он не смог, но пообещал все выяснить.

Я тем временем прошел в ванную комнату. В ней был идеальный порядок, какого просто не бывает в номерах, где живут путешественники, если они, конечно, не страдают тяжелой формой порядкофилии. Похоже, что тот, кто убил Олега, хорошо здесь убрал после совершения преступления. Я еще раз осмотрел ванную комнату и собирался уже уходить, когда вдруг боковым зрением заметил какой-то блеск на полу. Я повернулся и присмотрелся. В сточном отверстии боком застряла монета. Она так естественно сливалась с потертым алюминием решетчатого стока, что неудивительно, что ее никто не увидел. Удивительно было то, что я ее заметил.

Я позвал Супата и показал ему на монету. Жестом фокусника он откуда-то из воздуха вытянул пинцет и осторожно достал ее. Это была серебряная индийская рупия 1847 года выпуска.

Продолжение следует

 

Получать сообщения о новых публикациях Сайта Востоколюба на e-mail.

 

Сергей Мазуркевич

 

Если Вам понравился данный материал, Вы можете поддержать Сайт Востоколюба финансово. Спасибо!

 

03.10.2015

Facebook Comments
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий