Колодец времени. Республика Кара-Даг

Это первая глава-рассказ мозаичного романа Антона Чеснакова «Республика Кара-Даг». Я пока не готов поведать общественности об обстоятельствах своего знакомства с этим человеком и получения данной рукописи…

Основано на реальных событиях.

Kara_Dag_Krim

Кара-Даг

Молчун наклонился к воде. В тот же миг из глубины вылетело серебристое тело и пролетев над лежащим на выступающем из воды камне Молчуном, плюхнулось в воду с другой стороны. Вытирая с лица соленые брызги Молчун блаженно улыбался. Он собирался было повторить свой любимый элемент игры с дельфинами, как услышал, что с берега кто-то ему аплодирует.

Молчун не любил, когда при его общении с дельфинами присутствовали другие люди. Пару секунд он размышлял над тем, не проигнорировать ли аплодисменты? Но решил все же обернуться и попросить барышню (а то, что это какая-то из богемных восторженных барышень он не сомневался) следовать дальше своим маршрутом.

По поводу барышни он угадал. С богемностью, правда, промахнулся. Рюкзак у ног и гитара за спиной — атрибуты барышень другой категории. Молчун перевел взгляд на лицо девушки и почувствовал, как сердце его рухнуло куда-то вниз, примерно так, как падает в воду совершивший прыжок дельфин.

— Здравствуй. Наташа! — тысячекратно повторенная в снах и мечтаниях фраза, сама слетела с губ.

— Мы разве знакомы? — и без того большие глаза девушки, казалось от удивления стали еще больше.

— Мне дельфины подсказали. — попытался пошутить Молчун. — Я — Андрей. Здесь на Кара Даге меня зовут Молчуном.

— А из какой вы бухты? Мне нужна та, где живет Кусто.

— Это наша. Давайте я вас проведу. Там не везде можно пробраться по суше. Я сплаваю за матрасом и будет у вас персональное транспортное средство. Если вы не возражаете, конечно.

Наташа не возражала.

Лагерь Кусто находился в одной из маленьких карадагских бухт, доступных только с моря. Проживало в нем всего четыре человека, что в сравнении с соседними бухтами было совсем уж мало.

Кроме Молчуна и самого Кусто, приходившегося Наташе двоюродным братом, здесь обитали — Черт и Полковник. Все четверо — физики из разных НИИ и разных городов. Все четверо — отличные пловцы и ныряльщики. За счет ныряния и жили. Собирали со дна морского рапанов, очищали ракушки от мяса (в те времена, еще не принято было его есть) и отправляли мальчишек из соседнего лагеря в Планерское торговать дарами моря. Маленькая ракушка — 50 копеек, большая — рубль.

Вырученных денег хватало на еду и вино не только для лагеря Кусто, но и для соседнего — Эвереста — в нем жили альпинисты и скалолазы, чьи дети и торговали ракушками на набережной в Планерском.

Альпинисты помогали кустовцам доставлять в бухту то, что не получалось переправить на надувном матрасе и изредка, когда бывали пограничные облавы — за несколько минут эвакуироваться в глубь Кара-Дага. Характер взаимоотношений этих двух лагерей карадагской республики можно было бы назвать «взаимовыгодным сотрудничеством», но сами «республиканцы» об этом даже не задумывались — они считали, что такова должна быть дружба близких по духу людей. И, безусловно, они были правы.

Кусто никак не ожидал появления Наташи. Когда он уезжал из Москвы, она приходила его провожать и ни слова о своем желании отправиться на море не сказала. Что могло произойти за те две недели, что его не было в столице? Об этом он и пытался аккуратно расспросить Наташу во время ее первой карадагской трапезы.

Аккуратно — по той причине, что сестра — девушка с характером. Захочет — скажет, не захочет — щипцами не вытянешь. Впрочем, обстановка располагала к откровенности. Тихое спокойное море, уха из совсем недавно пойманной черноморского окуня, портвейн (а как без него обедать в жару?), хорошая компания. Что еще нужно для задушевной беседы?

Нельзя сказать, что кустовцы истосковались по женскому обществу — среди девичьего населения соседних бухт у них было много подруг и поклонниц. Но Наташа была другой. В ней странным образом уживались два мира — мир Кара Дага и мир артистической богемы Планерского. Если девчонки из альпинистского лагеря были «в доску» свои и не требовали особой обходительности, то с Наташей хотелось разговаривать на Вы и петь ей серенады.

— А откуда у вас эти прозвища? Почему, например, вы, Андрей — Молчун? — обратилась Наташа к Молчуну.

Тот только пожал плечами. За него ответил Черный Полковник:

— Наташа, он и правда молчун. С дельфинами разговаривает больше, чем с людьми.

— А у вас, Саша, какой псевдоним?

— Черный Полковник. Видите ли, я грек по национальности. А в Греции сейчас правит хунта Черных Полковников. Ну, и прилипло как-то это ко мне.

— А можно я не буду рассказывать почему меня прозвали Чертом? — спросил Настю самый щуплый и маленький кустовец с аккуратной черной бородкой клинышком.

— Если не хотите, конечно, не надо. Я же не Торквемада, пытать не буду.

Черту — в миру Сергею Константиновичу — ведущему ученому в одном из очень секретных институтов, связанных с ракетостроением, было несколько неловко — прозвище он это получил после события, развеселившего всю карадагскую республику. Он тогда поспорил с приятелями на ящик портвейна, что сможет забраться на одну из природных достопримечательностей Кара-Дага — Чертов палец. Забраться-то он забрался и ящик портвейна выиграл, но, как в горах часто бывает, спуститься с Чертова Пальца оказалось очень даже непросто. Застрявшего в одном из опасных мест Серегу спасали друзья-соседи альпинисты. С тех пор на Кара Даге и зовут его Чертом.

Брата своего о его прозвище Наташа не расспрашивала — была в курсе. Витя — был лучшим ныряльщиком на Кара Даге. По республике ходила легенда, что когда в Крыму погружался Кусто, то на одной из серьезных глубин мэтр был напуган невесть откуда взявшемся ныряльщиком без акваланга. Было это или нет, сложно сказать. Но то, что Витя доставал с глубины 25 метров разные античные черепки — это многие видели сами.

После неторопливых бесед о том и об этом, после ознакомление дикарского народа с последними московскими сплетнями и новостями, после купаний и ныряний, после чая из крымских трав, с привезенным Наташей московским шоколадом, она всё-таки рассказала Кусто зачем приехала.

Оказывается она влюбилась. Как в омут бросилась — с головой и без оглядки. В одного известного деятеля культуры. И тот ответил ей взаимностью. Но не до конца. Поскольку есть у него жена и разводиться с нею он не хочет — его только-только начали выпускать в «забугорье» и его моральный облик должен быть без единого пятнышка. А развод — это не пятнышко, это — пятно!

И задумалась Наталья — а сможет ли она любить конформиста? И не станет ли она тогда сама конформистом? И попыталась поговорить со своим любимым на эту тему. Разговор не удался — они крепко поругались. А где лучше всего залечивать душевные раны? Правильно — в Крыму. Но почему именно бухта Кусто? Крым большой и много в нем мест чудесных. И большинство из них не такие труднодоступные. И жить можно не в палатке, а в кирпичном или деревянном доме со всем удобствами. Зачем стремиться именно на Кара Даг?

Только ближе к вечеру Наташа призналась, что главная причина, по которой она решила ехать на Кара Даг — это желание заглянуть в Колодец Времени.

Пару лет назад Виктор рассказал Наташе об этой тайне Кара Дага. И даже говорил тогда, что знает, где Колодец Времени находится. Но она, казалось, тогда не поверила. Но, получается, запомнила. И в сложный для себя момент решила, что знать будущее ей будет очень даже полезно.

— А ты знаешь почему наш Молчун стал таким? — спросил Кусто сестру.

— Каким таким?

— Молчаливым. Раньше он таким не был. Наоборот, был душой любой компании.

— И что же случилось?

— Он заглянул в Колодец Времени. Дед ему говорил, чтобы смотрел не больше минуты, он не послушался.

— Дед?

— Есть тут на Кара Даге очень интересный человек. Зовем его Дедом. Кто он — никто не знает. Сам приходит и сам уходит. Может внезапно появиться в нашей бухте. Как? Непонятно. Очень таинственная личность. Он о Колодце нам и рассказал. Но говорил, чтобы не увлекались. Молчун не послушался.

— Что же он там увидел?

— Много чего. Но из него ничего не вытянешь. Так, крупицами какими-то делится. Говорит, например, что через тридцать лет прямо из этой бухты можно будет позвонить в любую точку земного шара.

— Да, ладно. Это фантастика.

— Он эту фантастику видел своими глазами. А еще говорит, что СССР распадется. И довольно скоро. Только ты молчи, никому, а то за такое и повязать могут.

— Ты ему веришь?

— Не могу понять почему, но верю. Верю даже тогда, когда он говорит, что Украина будет воевать с Россией. Умом я понимаю, что такое не может быть никогда, но верю.

— Украина с Россией? Это совсем уже невероятное. А ты сам смотрел в этот Колодец?

— Нет. После Молчуна никто не рискнул. Знать будущее — слишком тяжелая ноша. Поделиться не можешь — все равно никто не поверит. И сделать ничего не можешь — только наблюдаешь. Он поэтому и замолчал, что ему уже неинтересно — он знает всё, что будет. Только наука и дельфины его интересуют. Ну, и ты, его заинтересовала.

— Я? С чего ты взял?

— Я вижу, как он на тебя смотрит.

— Да? А ты знаешь, он только увидел меня и сразу же назвал по имени. Неужели и, правда, он заглядывал в будущее?

— Знаешь, тут на Кара Даге присутствует ощущение, что нет ничего невозможного.

Засыпала Наташа под звездным небом. Вначале было твёрдовато, но постепенно привыкла и созерцание Млечного Пути плавно перетекло в сон, в котором она смотрела в Колодец времени и видела в нем только одно лицо. Лицо Молчуна. И не сказать, что ей это было неприятно. Скорее, наоборот.

Утром московская гостья взяла Молчуна в осаду. Впрочем, он совсем не возражал против общения с Наташей, но большей частью отмалчивался. И все-таки ей удалось выбить из него обещание показать Колодец времени. Правда, всё оказалось не так просто, как девушке казалось.

Колодец Времени находился в пещере, к которой нет доступа по земле. Чтобы в нее попасть нужно нырнуть возле отвесной карадгской скалы и на глубине около трех метров проплыть десяток метров в расщелине и только потом уже вынырнуть в искомой пещере. Не каждый мужчина способен на подобное, а тем более, девушка особыми талантами к нырянию не отличавшаяся.

Но у Наташи был замечательный учитель. Молчун занимался с ней с утра до вечера и обитатели бухты Кусто диву давались ее прогрессу. Ни на что другое у нее уже не оставалось сил, и когда кустовцы принимали гостей или шли в гости в другие бухты — Наташа отправлялась спать. Сны не баловали разнообразием — подводный мир, дельфины, с которыми ее познакомил Молчун и он сам. И ей нравились эти сны. Она просыпалась в отличном настроении, отдохнувшая и полная сил.

Наконец, настал момент, когда она с Молчуном отправилась в пещеру. С первой попытки из-за волнения она не смогла проникнуть в расщелину. На поверхности Молчун успокоил ее, дал парочку советов и со второго раза Наташа и Андрей оказалась в таинственной пещере. Они выбрались из воды на сушу. Посредине пещеры был сложенный из камней колодец.

— Это он — спросила Молчуна Наташа?

— Да. — ответил Андрей.

Наташа подошла вплотную к Молчуну и заглянула ему в глаза.

— Скажи, честно, ты видел меня в нем, когда смотрел?

— Видел.

— Мы будем вместе с тобой?

— Да, будем.

— Тогда я не буду в него смотреть. Я хочу быть с тобой, а остальное для меня не важно.

Из пещеры Андрей и Наташа вернулись нескоро. Этой ночью они лежали рядом под звездным небом и Млечный путь перетекал из одного сердца в другое.

Антон Чеснаков

Второй рассказ: Карадагское чудовище
Третий рассказ: Ухо Земли
Четвертый рассказ: Лис-оборотень
Пятый рассказ: Дед.
Шестой рассказ: Йог

Получать сообщения о новых публикациях Сайта Востоколюба на e-mail.

 

 

Если Вам понравился данный материал, Вы можете поддержать Сайт Востоколюба финансово. Спасибо!

 

06.03.2016

Facebook Comments
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий