Из исторических хроник.

Cyan lun

Император Цяньлун

Из указа китайского императора Цяньлуна (1793 год) по поводу прибытия в Поднебесную лорда Маккартни, посланника короля Англии Георга Третьего:

«Мы принимаем к сведению, что Ваша страна лежит за морями, но что Вы смиренно желаете познакомиться с Цивилизацией, и посему Ваш посланник прибыл к нашему двору, чтобы земным поклоном приветствовать Сына Неба и поздравить его с днем рождения. Мы одобряем подобное смирение и почтительную покорность…

В ответ Ваш посланник передаст Вам наше пожелание, чтобы Ваша заморская страна в подтверждение своей верности Небесной империи поклялась в вечном повиновении ей…»

Такой вот забавный документ. А может быть и не забавный. Бывая в Чайна-таунах азиатских городов и многократно встречая китайских туристов, я не раз убеждался в том, что они до сих пор считают весь остальной мир варварским. А кто что думает по этому поводу?

 

Получать сообщения о новых публикациях Сайта Востоколюба на e-mail.

 

Сергей Мазуркевич

 

06.01.2013.

 

Из исторических хроник-2.

Facebook Comments
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментариев к записи: 1

  1. mifadmin:

    В Фейсбуке я обратился с просьбой прокомментировать эту ссылку к человеку, с которым имел честь сотрудничать в его бытность главным редактором журнала «Фаранг.Ру», издававшегося в Бангкоке. Итак, Андрей Борсук:

    «Сразу оговорюсь, что, вопреки распространенному мнению, я тоже никакой не китаист — по крайней мере, по диплому — просто крепко пожил в той стране и без кокетничанья, легко и свободно признаюсь в любви к ней на каждом углу. По существу отрывка из опубликованного документа могу, даже не поднимая первоисточника утверждать, что именно так в Китай во все века и тысячелетия общался с любой заграницей. Варвары дефолтно — бедолаги, родившиеся черт знает где, часто воинственное хамло, в лучшем для них случае принимавшие вассалитет (даже во времена расцвета сильнейших династий — в основном символический и ритуальный, ограничивавшийся проявлениями внешних признаков покорности, какой-никакой данью, на которую часто тоже тупо забивали) в худших и очень частых случаях они его не принимали. возмущались, скандалили, воевали, грабили империю, в общем вели себя неадекватно. На откровенно грубый и совершенно невассальный тон посланий европейских и прочих монархов, на развязность западных дипломатов Китая смотрел в основном снисходительно и даже с пониманием каким-то — ну, некультурные, варвар он варвар и есть, окультуриванию не поддается, да и что на убогих обижаться — и продолжал переписку в прежнем вежливом тоне владыки мира, просто игнорируя встречное хамство. Тот же Цяньлун, кстати, сам не барахло какое был, а один из величайших правителей империи на пике могущества династии Цин, не такой ослепительной, как Тан, конечно, но в лучшие свои годы вполне недурно правившей страной. Цяньлун, внук великого Канси, разбившего в частности, русских под Албазином и добившегося от русских признания цинского суверенитета над землями почти до нынешних Магадана там или Охотска, (не вспомню навскидку), практически закончил дело деда и, грубо говоря, придал Китаю ту форму, в какой тот двести лет, постепенно слабея, продержался до самой Синьхайской революции. Английского посла, кстати, великодушно принял, хотя знал о шакальих замыслах англичан. Перед шакалами стелиться нельзя, поэтому и сунули ему в зубы такую бумагу — очень культурно написанную, кстати, согласитесь, в которой рассказали им, кто они, шакалы, суть такие, и как в порядочных местах себя вести надо. В общем, бумага как бумага, мне она представляется адекватной, вполне исторической и даже слегка эээ… overpolite, что-ли. В общем, крупноватый бисер перед данными конкретными свиньями метали, но тут уже ничего не поделать с китайцами: церемониал — это свято, это в крови.

    Лет семь-восемь назад, обсуждая с друзьями-китаистами на форуме «Восточное полушарие» вопрос о росте высокомерия китайцев по отношению к лаоваям (фарангам по-нашему), особенно в связи с приближавшейся тогда Пекинской Олимпиадой, я сказанул что-то такое, что сейчас попробую по памяти воспроизвести. Итак, почти цитирую себя раннего и любимого: китайцы пять тысяч лет безо всяких олимпиад знали, что они самые лучшие. Только раньше они это знание не выпячивали, а сейчас восторг самими собою иногда становится просто невозможно удержать. Нет народов без недостатков, особенно общечеловеческих и не особо искоренимых. А Запад… что Запад, Запад — это куда, согласно классическому китайскому роману, свинья с обезьяной ходили. Странное место».

Оставить комментарий