Литературный опыт Киртимукхи — протектора Табо гомпы. Глава 3.

Глава первая.

Глава вторая.

Kirt

Киртимукха. Монастырь Табо

Киртимукха

Могу ли я помочь тому, кто носит кольцо со мной? Могу. Но не помогаю. Разве, что в самом крайнем случае. А когда Андрея остановил на автовокзале патруль это отнюдь не было крайним случаем.

Я ― наблюдатель. Я не вмешиваюсь в дела человеческие. В то же время, определенная связь с человеком, купившим кольцом у меня устанавливается. Ведь именно он выбрал это кольцо. Это не есть случайность. Поэтому, если ему будет угрожать смертельная опасность ― я, скорее всего, вмешаюсь. А пока понаблюдаем.

Мне нравится эта страна. Я не самый великий страновед, до Украины я был только в Индии, где живу и в Сингапуре ― в своем первом путешествии в кольце. Могу сравнивать. Не с позиции лучше-хуже, нет. Я не человек, чтобы решать, что лучше, а что хуже. Слишком уж далеки оценочные суждения от дороги к Сияющей Пустоте. Я больше смотрю на близость того или иного явления буддистскому пути, Восьмеричному пути спасения.

Например, стремление к чистоте на улицах, по моему скромному разумению, способствует чистоте внутренней, чистоте сознания. В моей родной Индии люди мало задумываются о чистоте улиц. Они поддерживают порядок в своих домах, но им безразлично, что творится сразу же за порогом дома. Тогда как человек осознанный поддерживает чистоту не только внутри себя, но и вокруг себя.

В Сингапуре чисто чуть ли не до стерильности. Чисто даже там, где массово проживают индийцы. Получается, что могу так жить. Почему они там не мусорят? Все просто — боятся наказания в виде высоких штрафов. Страх ― не лучший метод, но как еще неразвитым душам объяснить что можно, а что нельзя? Тут важно, чтобы работал не только страх, но и воспитание, приобщение к культуре.

Культура ― именно то, чего не хватает людям здесь в Донецке. В них много первобытного. Много тьмы, а культура ― то, что несет душе свет, уничтожающий омраченность сознания.

А еще здесь, как по мне, так очень уж много мира подземного. Добрый Шубин со мной не соглашается, спорит, но это нормально. Это его мир. И он проявляет в нем свое сострадание ― такой себе донецкий подземный Бодхисаттва. Шубин помогает заблудившимся шахтерам найти выход на поверхность. И предупреждает о высокой концентрации газа. Не всегда его слышат, мало кто из людей улавливают знаки нематериальных сущностей. Но он старается помочь.

И он давно уже мог бы уйти на новое перерождение. Но остается под землей. Остается, чтобы помогать нуждающимся в его помощи. Забавно, что этот стихийный Бодхисаттва не имеет ни малейшего представления о буддизме.

Мои рассказы ему интересны только в той части, где речь идет о подземных ходах, тоннелях, пещерах или же термах, спрятанных в труднодоступных гималайских пещерах Гуру Ринпоче*.

*Примечание: в данном случае Киртимукха говорит о Падмасамбхаве. Термы ― тайники, в которых Падмасамбхава спрятал свои трактаты. Он считал, что люди еще не готовы к их прочтению.

Если же я завожу речь о Татхагате* или о Четырех благородных истинах, он меня прерывает:

*Примечание: один из эпитетов Будды ― Тот, кто так пришел.

— Погоди, погоди, а вот я не понял, ваши эти пещеры для этого, как там, мендетациев, они соединены как-то между собой? А уголь в них находят? А руду? А, вот ты говорил, что в горах ваших серебра много, да? Добывают его или как?

Ну, что ты будешь делать? Приходится рассказывать о серебре.

Продолжение следует…

 

Киртимукха.

10.09.2016

Facebook Comments
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий