Дыра. Август четырнадцатого…

Фрагмент романа «Дыра. Август четырнадцатого… или Литературный опыт Киртимукхи». (еще несколько фрагментов читайте здесь).

Myrzilka

Шариков на страже ДНР

Размышления Андрея были прерваны шуршанием «Градов». «Исходящие от шахты Засядько. — подумал он. — Скоро будет «ответка»». «Защитники Донецка» не стеснялись ставить смертельное оружие» для нанесения артиллерийских ударов не только в жилых кварталах, но и в детских садиках и школах. Разрушения, причиненные ответными залпами украинской армии всегда были желанной картинкой для стервятников-трупоедов с российского ТВ.

Общественный транспорт еще не ходил. Андрей шел пешком. Благо до Макса было недалеко. Короткий путь к его дому пролегал через областную больницу. На одном из выходов с ее территории Андрей заметил притаившихся за деревом двух парней в форме ДНР. Они внимательно за кем-то наблюдали, стараясь не выдавать своего присутствия.

Можно был свернуть и пройти другой дорогой, но Андрей решил выяснить, что происходит. Незаметно для наблюдателей он рассмотрел объект их наблюдения. Это был среднего роста парень, прикручивавший проволокой к забору вырезанную из фанеры фигуру. «Так, похоже, это тот самый донецкий Бэнкси. — подумал Андрей. — И его сейчас схватят».


Времени на размышления не было. Нужно было действовать быстро и тихо. Подойдя поближе к «ополченцам» он несколько раз тихонечко позвал их так, как зовут кошку: «Кссс, ксссс…» Один из бойцов услышал и обернулся. Андрей показал удостоверение, которое ему выдал Чёнча и, приложив палец к губам, подозвал к себе его и второго дээнэровца, заинтересовавшегося чего это вертится его товарищ и тоже обернувшегося.

На счастье для Андрея и неизвестного художника это были самые обычные «ополченцы», по всей видимости с расположенного неподалеку поста возле травматологии, куда свозили раненых. Глядя на их спитые лица Андрей, испытал облегчение. С таким проблем не должно было возникнуть.

— Ребята, возвращайтесь на свой пост, тут мы проводим операцию, — строго сказал он подошедшим бойцам. И доверительно добавил: — Нужно еще проследить за ним. Может, выведет на сообщников.

Ополченцы закивали. И как они сами не додумались? Точно! Проследить за гадом! И взять других гадов!

— Тут у нас сейчас пять человек работают. Профессионалы. Поэтому вы их и не видите. Так, что не мешайте, возвращайтесь к себе. Только тихо-тихо. Не спугните.

С чувством выполненного долга и сладостным ощущением сопричастности к чему-то важному и секретному бойцы крадучись двинулись туда, откуда пришли.

Андрей занял их место и стал наблюдать за действиями художника. Тот уже заканчивал. Проверив крепление, он отошел на пару метров, оценил свою работу, сделал несколько фото и махнул кому-то рукой. Подъехала старая красная иномарка, «донецкий Бэнкси» забрался в нее и машина уехала.

Андрей покинул свое укрытие и подошел к прикрепленному к забору у входа в больницу фанерному Шарикову в форме ДНР. В руках у героя булгаковского «Собачьего сердца» был гранатомет. Глядя на него Андрей вспомнил забавную фразу, родившуюся в народе не так давно: «По лицу бойцов украинских добровольцев сразу видно два высших образования, а по лицу так называемых ополченцев — две судимости». Если это и было преувеличением, то небольшим.

И снова Андрей задумался о том, насколько мужественным человеком нужно быть, чтобы выставлять такие работы в оккупированном Донецке. Неизвестный художник не мог не понимать, что очень рискует. И не только свободой, но, возможно, и жизнью. Тем не менее, он размещал на улицах города уже не первую свою протестную работу. Их срывали, убирали, увозили, но их фотографии уже начали жить своей жизнью в интернете и весь мир видел, что в Донецке «русскому миру» рады далеко не все.

 

Киртимукха.

26.10.2016

Facebook Comments
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий