Рейтинг@Mail.ru

Призрак и математика. Из цикла «Монашка и снежный барс»

Первый рассказ цикла здесь: Снежный барс и монашка

irbis

Снежный барс

Лхаце прикоснулась ко лбу Долмы. Ладонь сразу же стала горячей, настолько силен был жар у маленькой монашки.
«Ничего не помогает. Что же делать?» — в очередной раз подумала Лхаце.

Лекарство, которое могло помочь Долме существовало. Но по печальному стечению обстоятельств в тот час, когда оно было очень нужно, его не оказалось во всей долине Спити. А тут еще и погода. ДеятиградуСный мороз и метровые сугробы. И если до Казы еще можно было как-то добраться, то до Манали уже никак. А ведь в Манали или Куллу найти это лекарство было бы совсем не трудно.

Многие люди с Запада почему-то думают, что и в наше время тибетцы лечатся только средствами тибетской медицины. Это не совсем так, или даже совсем не так. Во многих случаях, да, своя традиционная медицина очень хорошо работает. Но, в то же время, и лекарства медицины Запада часто помогают тогда, когда тибетская медицина бессильна. Например, как в случае с Долмой.

Лхаце уже второй год присматривала за Долмой. Это традиционная практика, когда монашка постарше помогает кому-то из малышей. Но Долма была не обычной послушницей. Её способности удивляли даже тех, у кого были свои необычные способности. И особенно странной казалась область их применения — математика.

То, что Долма могла легко складывать, умножать и делить любые многозначные числа вызывало, конечно, восторг. Но это было самое меньшее из того, что она могла. Намного больше впечатляла ее способность решать сложнейшие математические задачи. Девятилетняя девочка без особого труда расправлялась с загадками, над которыми величайшие умы прошлого ломали головы годами. Как? Как ей это удавалось? Долма не скрывала и всегда говорила, что ей помогает Белая Тара. Что именно богиня подсказывает ей правильные решения. Оснований сомневаться в её словах, по крайней мере, в монашеской среде не было ни у кого. Понятно было, что монастырь Пангма — не совсем то место, где ей следовало бы было находиться. Возможности обучения в этой скромной гомпе на Краю мира были невелики. Долме нужны были хорошие учителя и все современные методы обучения. И уже была договоренность, что уже следующим летом она переедет в Дхарамсалу, поближе к Далай ламе. Его Святейшество, по просьбе Лочен Тулку Ринпоче (XIX инкарнация великого переводчика и основателя монастырей в Долине Спити Рингченга Зангпо) лично принял участие в том, чтобы этот переезд можно было осуществить. Что сможет эта девочка, если получит хорошее образование? Ответ на это вопрос был интересен всем, кто знал Долму.

И вот уже третий день Лхаце приходится бороться за её жизнь. Но всё, что она делает лишь немного облегчает симптомы болезни. Но сама болезнь не проходит и Долме становится только хуже.

Если первые два дня у Лхаце еще оставались надежды, что организм девочки справится с болезнью, то теперь таких надежд было всё меньше и отчаяние завладевало ею. Так плохо Лхаце не было даже тогда, когда её любимая подруга Лапа ушла из монастыря с бученом Амидом.

Лишь только стоило ей вспомнить о Лапе, как раздался звонок мобильного телефона. Номер был незнакомый. Но Лхаце сразу поняла, что это Лапа. У её подруги не было своего мобильника (зачем он бученам?) и она периодически брала у кого-то, кто был рядом телефон, чтобы изредка общаться с Лхаце.

Так и оказалось, это была Лапа.

— Привет подружка.

— Привет, Лапа.

— Что-то я почувствовала, что у тебя что-то не так. Давай-ка, рассказывай, что случилось.

И тут Лхаце прорвало. Все невыплаканные до этого момент слёзы, всё, что она несколько дней сдерживала, обрушилось на Лапу. Та не перебивала, дала подруге возможность выплакаться и хоть немного сбросить напряжение. А затем вернула ей потерянную было надежду.

— Отправь мне СМС с названием этого лекарства на этот номер. Долме повезло я сейчас рядом с Манали и через пару часов куплю тебе эти таблетки.

— Лапа, погоди. Ну, купишь ты их, а дальше что? Перевалы закрыты. В лучшем случае через неделю возможно будет как-то добраться сюда из Манали. И то через Киннаур, а это еще пара дней пути. А у нас нет времени. Каждый час дорог.

— Не переживай. Есть кое кто, кому закрытые перевалы не помеха.

— Призрак?

— Призрак. Только отправь сегодня вечером Тэши куда-нибудь подальше и не запирай двери в свою комнату.

Лхаце проснулась от того, что почувствовала на себе чей-то взгляд. В темноте сверкали огнями два желто-зеленых глаза. Иным разом Лхаце бы испугалась, но в этот миг она испытала радость и облегчение.

— Призрак, иди сюда. — подозвала она огромную пятнистую кошку.

Ирбис подошел. На его спине был прикреплен небольшой сверток, упакованный в полиэтилен (и где Лапа взяла его в безполиэтиленовом Манали?). Лхаце осторожно развязала узлы и сняла пакет. снежный барс терпеливо ждал и как только почувствовал, что груз снят сразу же скрылся в ночи.

— Призрак — он и есть призрак — подумала Лхаце, распаковывая сверток.

В пакете были упаковка антибиотиков и книга D. Eisenbud «Commutative algebra, with a view towards algebraic geometry»…

Получать сообщения о новых публикациях Сайта Востоколюба на e-mail.

 

Сергей Мазуркевич

 

Если Вам понравился данный материал, Вы можете поддержать Сайт Востоколюба финансово. Спасибо!

 

30.10.2017

Facebook Comments

Поддержите Сайт Востоколюба ссылкой в социальных сетях


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментарии:

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика