БабА Аджанант и Вовчик. Рассказ гималайского цикла

Kadutsey

Кадуцей. Водопад Йогини. Вашишт

Все должно было выглядеть правдоподобно. Я достал из глубин рюкзака кроссовки, пылившиеся там за ненадобностью уже вторую неделю. Натянул на голову бейсболку. Положил в маленький рюкзачок полотенце. Выйдя из гостиницы, в ближайшей лавке купил бутылку воды. Надлежащим образом экипировавшись, я с энтузиазмом туриста-перворазника потопал наверх по дороге к храму Васиштихи*.

*Примечание: этот храм славится своими горячими источниками. Как рассказывают знающие люди, они были сотворены богами для того, чтобы Вашишта и его ученики могли совершать омовение.

Вовчик сидел в любимом израильтянами ресторанчике «Шамбала делакс», славящемся не только низкими ценами, но и невероятной для Индии скоростью приготовления пищи.

— Привет, — Заметил он меня. — Далеко собрался?

— ЗдорОво, — ответил я на приветствие, — на водопад решил сходить. Засиделся в номере, погуляю чуток. Не хочешь со мной?

Вовчик энергично замотал головой:

— Не могу. Есть несколько важных дел.

— Ну, дела так дела, — сказал я и бодро пошагал дальше.

Но недалеко. Оказавшись вне видимости Вовчика, я через двор одной из гостиниц спустился на уровень ниже и по узкой тропинке вдоль яблочного сада вернулся к своей гостинице. На первом этаже была кухня. Мой номер был этажом выше. Залезть ко мне на балкон для взрослого мужчины не составляло труда.

Легко вскарабкавшись, я устроился в специально приготовленном кресле в углу, так чтобы меня не было видно снизу, и стал ждать. Ожидание скрашивал вид реки Биас внизу и горных громадин вверху. А также воспоминания.

Этот бабА был не такой, как другие. Не секрет, что основу времяпровождения подавляющего большинства бабОв составляет ничегонеделание и травокурение. Баба Аджанант мог, конечно, почиломить с коллегами, но были у него и другие интересы. По слухам (а другой информации у меня не было), где-то высоко в горах чуть ли не над водопадами был у него маленький домик. жил он уединенно. Работал по хозяйству и творил. Вырезал из дерева статуэтки, играл на флейте и декламировал поэмы собственного сочинения. Слушателями его были заснеженные вершины гор, вековые гималайские сосны и живущая по соседству семья орлов.

А еще у него была одна удивительная способность, о которой он поведал мне сам.

Произошло это за день до осуществления мною операции «Тайное возвращение на балкон».

Я обычно завтракал в «Фридом кафе» рядом со своей гостиницей. Вид с террасы на горы замечательный, кухня отличная, и, что немаловажно, совсем рядом с отелем.

Баба Аджанант тоже частенько наведывался в это кафе (что тоже не совсем привычно для бабОв). Он заказывал, что-то традиционное вегетарианское и подолгу сидел то любуясь горами, то уходя внутрь себя, прислушиваюсь к чему-то, только ему доступному.

В тот раз, когда я завтракал ко мне подсел Вовчик. Предложил купить на двоих чарас, только привезенный из Касоля и по сниженной «для своих» цене. Я в меру не грубо его отшил. Чарасом не увлекаюсь (своей дури в голове хватает), да и если бы увлекался, связываться с Вовчиком не стал. Этот пройдоха был из той категории бывших соотечественников (многочисленной, надо сказать), от которых за рубежом лучше держаться подальше. Он попытался поговорить еще о том, что мог бы быть мне полезен, но не наблюдая энтузиазма по этому поводу с моей стороны, решил ретироваться.

*Примечание: чарас ― смолка, собранная со свежих растений конопли индийской.

*Примечание: Касоль ― городок в долине Парвати в Индийских Гималаях, особенно популярный у израильских туристов.

Тут-то ко мне и подсел баба. Я не был с ним знаком ранее и был в некоторой степени удивлен. Видя мое недоумение, Аджанант сразу же прояснил ситуацию:

— Вы хорошо знаете того человека, который сидел здесь до меня? — на прекрасном английском спросил он. И продолжил — Он собирается вас обокрасть.

Я удивленно смотрел на бабУ. Не то, чтобы от Вовчика нельзя было ожидать подобного. Но откуда это стало известно Аджананту? Я пытался сообразить, как мне на это реагировать. Пауза затянулась.

Баба подумал, видимо, что я ему не верю.

— Давайте, я вам расскажу об одной своей сиддхе, а вы подумаете стоит ли мне доверять или нет?

Рассказ его можно смело отнести к рубрике «Очевидное-невероятное». Впрочем, проверить чего в нем больше — очевидного или невероятного мне вскоре представилась возможность.

Аджанант обладал способностью считывать образы, возникающие в сознании других людей. Собственно, по этой причине он и был завсегдатаем кафе. Местные горцы и индийские туристы — это уже был пройденный этап. Он постигал мир через изучение образов европейцев, американцев, австралийцев, израильтян, русских. Бывших «братьев» наряду с посланниками Земли Обетованной в Вашиште было больше всего. Ни те, ни другие Аджананту не нравились. По его словам, израильтяне были слишком уж приземленными. Даже в местах, исполненных вдохновения, посреди величавых гор, в их образах было очень уж много материального. Аджанант рассказал, как сидел однажды с компанией израильтян, побывавшей в Непале на трекинге в районе Аннапурны. Как ему не хотелось, но священной вершины он не увидел, зато в деталях может рассказать, как в одном из лоджей израильским треккерам удалось получить хорошую скидку на еду (при том, что цены в тех местах на продукты фиксированные).

Среди русских было много представителей двух категорий — откровенных наркоманствующих бездельников и потребителей духовного фаст-фуда. Часто то и другое сочеталось. Образы у подобного народа, по словам бабЫ, были очень уж примитивными, несмотря на показную духовность и умные словечки, которыми они любили пользоваться.

— Ничего вдохновляющего, — рассказывал Аджанант. — Сплошное лицемерие. На словах шанти-шанти, а смотришь воспоминания и там такое. Куда это шанти-шанти девается, когда их чуток затрагивают местные? На смену ему очень быстро приходят агрессия, гнев, презрение, надменность.

*Примечание: шанти переводится с санскрита как «покой». Мир, гармония, покой. Популярное словечко у духовных и псевдо-духовных искателей.

Правда, и среди русских ему встречались очень интересные люди. Один — сочинитель веселых историй о людях с дредами (как я понял, это был Дмитрий Гайдук*). Не все в его образах было понятно Аджананту, но повеселился он на славу.

*Примечание: автор знаменитых Растаманских сказок.

Был еще парень-путешественник, создатель очень известного сайта по Индии. Он готовился снимать кино по своему сценарию и Аджананту было интересно наблюдать за хороводом образов в его голове.

Но больше всего его поразил русский физик, работающий в одном из американских университетов. Позднее Аджанант узнал, что это был Андрей Линдер — создатель революционной теории в физике, которая дает ответы на многие вопросы доселе безответные. А тогда он просто наслаждался образами красочных миров и пространств, которые периодически возникали в сознании ученого. По словам бабЫ это было очень похоже на те картинки, которые видит адепт, достигший единения со Вселенной и которому открывается реальная картина мироздания.

Я спросил у Аджананта, насколько он считает свои опыты этичными. Ведь разрешения на проникновение в свои головы ему никто не дает.

— Это мой способ познания мира — ответил он. — Я не использую эти знания для причинения вреда кому-либо. Более того, я создаю учение, которое откроет для людей новые горизонты. Для того, чтобы понять, что же людям нужно, я считываю их образы.

Он рассказал, что главное в этих опытах оставаться беспристрастным к тому, что видишь. Не всегда это удается. Например, он откровенно веселился наблюдая за приключениями растаманов в образах Гайдука, и получил великое вдохновляющее наслаждение от образов Андрея Линдера. Много видел он и образов, связанных с сексом. Некоторые из них, исходившие от скромных и неприступных на вид барышень, ошеломляли даже его, в свое время, имевшего знакомство с некоторыми радикальными течениями кашмирского шиваизма.

Рассказав обо всем этом. Аджанант, вернулся к моему знакомому Вовчику. И поведал мне, что тот в деталях продумывает план проникновения в мой номер и экспроприации из него моего ноутбука и других ценных вещей. Тем более, что сделать это не сложно. На балкон моего гостиничного номера залезть легко, а через балкон, даже при закрытой двери, через окна несложно проникнуть в номер.

Надо сказать, что за пару дней до этого Вовчик напросился ко мне в номер, под предлогом, что ему срочно нужно было скинуть на флешку один текст с электронной почты. Почему это нельзя было сделать в одном из интернет кафе я так и не понял, но его к компьютеру пустил. Получается, это была разведка с его стороны.

Рассказ Аджананта, конечно, звучал фантастически даже для меня встречавшего много необычного за годы странствий по Востоку. Но я ему поверил. И решил провести свою операцию, заманив Вовчика в ловушку.

Долго ждать его не пришлось. Прошло всего минут десять после моего тайного возвращения, как вначале показались руки, а затем голова запыхавшегося Вовчика (с физкультурой он явно не дружил). И эта голова была очень удивлена, увидев меня, развалившегося в кресле. И ей почему-то не очень понравилась моя милосердная добрая улыбка. Вниз Вовчик летел чуть ли не кубарем. А я убедился, что в рассказах Аджананта было много очевидности, несмотря на их невероятность.

 

Получать сообщения о новых публикациях Сайта Востоколюба на e-mail.

 

Сергей Мазуркевич

 

Дата написания: июль 2014

Дата размещения 20.03.2015

 

Если Вам понравился данный материал, Вы можете поддержать Сайт Востоколюба финансово. Спасибо!

Facebook Comments
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий