Краткий путеводитель по Ангкору (с картинками). Глава 2. Ангкорский период.

Путеводитель по Ангкору

Ангкорский период

Древние камбоджийцы писали мелом на пергаменте и листьях пальм. Следствие использования этих недолговечных материалов в условиях тропиков – отсутствие сведений об Ангкоре из кхмерских письменных источников. Но не все так плохо. Во-первых, есть барельефы, которые можно интерпретировать, есть надписи на камнях и есть особо ценные записи китайских путешественников.

Ангкорские барельефы довольно таки информативны и по ним можно узнать многое не только о верованиях местного населения (многие барельефы посвящены индийским мифам и эпосам «Махабхарата» и «Рамаяна»), но и об обыденной жизни камбоджийцев в те далекие времена. Надписи на камнях (стелах, дверных проемах и основаниях зданий) также содержат важную информацию, необходимую для получения представления об истории древних кхмеров.

khmer

Империя кхмеров

Однако и барельефы, и надписи на камнях дают только отрывочные сведения и за то, что мы имеем относительно полное представление о происходившем в Ангкоре, мы должны быть благодарны китайцам и их страсти к записыванию всего, что они видят. В 1296 году Ангкор в качестве сопровождающего китайско-монгольского посланника посетил Чеу Та-Куан, чьи «Мемуары на Таможне Камбоджи”, переведенные Полом Пеллиотом и изданные в Бюллетене Французской Школы Дальнего Востока от 1902 являются наиболее полной камбоджийской хроникой. Вот несколько цитат:

«Таможня, обычная всем южным варварам, может быть найдена повсюду в Камбодже, жители которой – люди грубые, уродливые и очень загорелые. Это верно не только для тех, которые живут в отдаленных деревнях морских островов, но обитателей центра. Только придворные дамы и женщины благородных домов белы как нефрит. Их бледность происходит оттого, что они постоянно загораживаются от сильного солнечного света»

«Вообще говоря, женщины, как и мужчины, из одежды имеют на себе только полоску ткани, обвязанную вокруг талии, показывая свои голые груди молочной белизны. Они закрепляют свои волосы узлом, и ходят босиком — даже жены Короля, которых пять, одна из которых живет в центральном дворце и по одной во дворцах, расположенных по четырем сторонам света. Что касается любовниц и девочек дворца, я слышал, что их есть от трех до пяти тысяч, разделенных на различные категории, хотя они и редко видятся вне ворот дворца. Когда семья имеет красивую дочь, то никогда не поздно отослать ее к дворцу”

«В более низкой категории находятся служанки, которые делают работу для дворца, и их, по крайней мере, две тысячи. Они все замужем и живут по всему городу. Волосы их лба высоко выбриты на манер северных людей и украшена ярко-красной точкой, как и на каждом храме. Только этим женщинам разрешают вход во дворец, вход в который запрещен всем, кто имеет более низкий разряд»

«Женщины народа носят волосы в узле, но без шпильки или гребенки или любого другого украшения головы. На руках они носят золотые браслеты, а на пальцах – кольца из золота. Такая мода также есть у женщин дворца и придворных дам. Мужчины и женщины одинаково используют духи, составленные из сандалового дерева, мускуса и других эссенций»

«Вероисповедание Будды – универсально для всех …»

История Ангкора

Но вернемся к историческим событиям.

Джайяварман II объявил себя спустившимся на землю богом (учение о божественности царской власти (ДеваРаджа) он позаимствовал у индонезийцев). Он основал свою столицу на горе Пном Кулен, в 28 км к северо-востоку от возникшего позже Ангкора. В центре города был построен храм – копия дворца богов. Вокруг храма был вырыт искусственный водоем (символ мирового океана), а пять башен храма изображали гору Меру, куда после смерти своего земного воплощения и должен был вернуться царь-бог.

Джаявармана на королевском престоле сменил вначале его сын, а затем его племянник Индраварман I, чье правление знаменуется постройкой искусственной пирамиды Бэконг (первый памятник из песчаника).

Первым же строителем того Ангкора, который мы знаем, был сын Индравармана – Ясоварман. Он основал столицу к северу от Великого озера и назвал ее Yasodharapura (Ясодхарапура). Впоследствии ее стали называть Ангкор, что значит «город». В новой столице также был воздвигнут пятибашенный храм.

Ангкор оставался столицей еще несколько веков до времени упадка камбоджийского государства (лишь с 921 по 944 г.г, когда король переехал в Кох Кер, расположенный за сто километров к северо-востоку). Каждый из правителей строил что-то свое, по большей части, красивое и грандиозное, и так город разрастался все больше и больше.

Ангкор, Ангкор!

В средние века это был самый большой город в мире. Население столицы одной из величайшей империи составляло более миллиона человек. И это при том, что в те же годы редко в какой из европейских столиц жило более 30 тысяч человек. Добавлю и то, что в Ангкоре были лучшие в мире ирригационные системы, а общая протяжённость только магистральных дорог превышала две тысячи километров. Кхмерские императоры уделяли внимание и тому, что на современном языке называется социальными программами. Так, ученые, изучающие историю Древней Камбоджи уверены, что медицина в ней намного превосходила медицинскую науку Европы того времени. В Ангкоре было более двухсот лечебниц. Штат каждой больницы состоял из двух квалифицированных врачей, шести ассистентов, четырнадцати медсестёр, двух поваров и шести больничных служителей. Интересно, что на нужды здравоохранения работало 838 деревень (они поставляли в больницы рис, мед, сахар, камфару и другие припасы), полностью освобожденных от уплаты налогов и поборов в казну.

Богатство храмов Ангкора поражало воображение современников. Одному из таких культовых сооружений принадлежало 5 тонн золотой и 5 тонн серебряной посуды, 35 крупных бриллиантов, 40 620 жемчужин, 4540 драгоценных камней. В храме жили 2758 жрецов, 2202 послушника и 615 храмовых танцовщиц. Чтобы прокормить всех храмовых служителей и обеспечить их всем необходимым для ежедневных жертвоприношений, на храм работали 3140 деревень с населением почти 80 тысяч человек.

Ангкор, построенный согласно легенде, великим зодчим богов Преа Пущкуом, и сейчас производит мощнейшее впечатление, но можно представить, каким он был 800 лет назад, когда галереи дворцов и храмов были обиты шелком и парчой и повсюду находились изваяний божеств, выполненные из бронзы и резные столбы из драгоценных пород дерева. А главным украшением дворца был, несомненно, трон из пяти сортов сандалового дерева, изукрашенный семью видами драгоценных камней, приносящих счастье.

Приведу здесь фрагмент рассказа «Серебряный браслет Ангкора»:

Именно на том месте, где когда-то находился трон императора я первый раз обратил внимание на то, что со мной ЧТО-ТО происходит. Я на несколько десятков секунд УВИДЕЛ Ангкор таким, каким он был когда-то. Сейчас главный храм Ангкора – Ангкор Ват, несмотря на урон нанесенный временем, дождями и ветрами, поражает своей великолепной симфонией форм, но тогда в далекие времена, неизгладимое впечатление производили и краски – ярусы башен были окрашены в яркие цвета – красный, синий, желтый. Сами же башни тоже были украшены – верхняя часть центральной – позолочена, а верхушки угловых башен – покрыты листовым серебром.

Таким на время предстал предо мной Ангкор… Не прошло и пяти минут, как я вновь «провалился» в прошлое.

На этот раз я УВИДЕЛ выезд императора Джайявармана VII. Впереди процессии выступали знаменосцы с яркими флагами. Следом со свечами в руках шли триста вооруженных женщин из личной охраны царя. За ними носильщики с паланкинами, в которых находились принцессы – дочери Джайявармана. За принцессами двигалась конная гвардия, за ней принцы крови и пять министров на слонах. И завершал процессию белый слон в золотых доспехах. На нем находился сам император, державший в руках меч, усыпанный огромными самоцветами. Добавлю, что именно с императором я и отождествлял себя. Я видел все его глазами. На голове императора сверкала диадема унизанная самоцветами, обнаженную шею и грудь закрывали золотые цепи, на ногах сверкали браслеты. Его (меня) окружали вельможи с белыми зонтиками на золотых ручках. Я откуда-то знал, что эти двадцать зонтиков являлись обиталищами невидимых гениев (гении – небесные жители в индийской мифологии) и символами божественной власти царя. Знал я и то, что министры и принцы имели право на четыре таких зонтика, вельможи царского рода – на два, а управители областей – только на один зонт. Да и как мне не знать это, ведь я был в этот момент ни кем иным как императором Джайяварманом.

Процессия направлялось к храму Байон, на каждой из 52-х башен которого были высечены лица, похожие на лицо императора. В моей голове всплывали неведомые мне ранее знания. Я, конечно, готовился к поездке в Камбоджу, но владел лишь самой приблизительной информацией по Ангкору. Тем не менее, в момент видений мне была известна информация, доступная лишь специалистам. Так, я ЗНАЛ, что шестнадцать главных башен храма Байон – символ шестнадцати провинций, на которые была разделена Камбоджа. Головы, обращенные на четыре стороны, свидетельствовали о власти царя над всеми землями. Центральные башни храма были символом оси мира, стены – символизировали горную цепь, окружавшую земную твердь, а ров вокруг храма – воды мирового океана». (конец цитаты)

После смерти Джайявармана Седьмого в 1218 году Ангкор начал приходить в упадок. В 13 веке в Ангкоре не было построено ни одного нового храма. Начались распри внутри страны, чем воспользовались сиамцы. Ангкор стал их добычей, а десятилетиями позже –добычей джунглей.

 

Глава 1. Мифы и история.

Глава 3. Послеангкорский период

Глава 4. Рейтинг храмов Ангкора.

Получать сообщения о новых публикациях Сайта Востоколюба на e-mail.

 

Сергей Мазуркевич

 

Если Вам понравился данный материал, Вы можете поддержать Сайт Востоколюба финансово. Спасибо!

 

19.01.2013

Facebook Comments
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий