Душитель из Бангкока. Глава шестая

Только на Сайте Востоколюба!
Продолжение романа Душитель из Бангкока.
Первая глава здесь.
Вторая глава здесь.
Третья глава здесь.
Четвертая глава здесь.
Пятая глава здесь.

Kali

Кали Мата

Душитель из Бангкока. Глава 6.

И тут раздался звонок моего мобильного телефона. «Легок на помине», – подумал я, увидев, что звонит Супат.

— Вы можете сейчас подъехать в наш полицейский участок? – спросил он. – Кое-что произошло.

— Буду через десять минут – ответил я, и отправился на поиски мототакси. Адреналиновая, конечно, это штука – мототакси (очень уж гоняют быстро), но когда в городе пробки, это чуть ли не единственный способ вовремя добраться туда, куда нужно.

Как оказалось, на этом мое путешествие по вечернему Бангкоку на мото-транспорте не закончилось. Лейтенант ждал меня возле полицейского участка, облокотившись на двухсотпятидесятикубиковый полицейский мотоцикла «Тайгер Боксер». Похоже, улыбка с его лица не сходила никогда. Правда, в этот раз она была встревоженная.

Он протянул мне мотоциклетный шлем:

— Нам надо проехать на Сукхвумит Сой 3. Там возле кхлонга* обнаружено тело задушенного фаранга. Это, конечно, не мой участок, но, думаю, проблем с получением информации и осмотром места происшествия не будет.

Похоже, события начинают развиваться стремительно.

Супат оказался еще более азартным и искусным водителем, чем мототаксер, доставивший меня на Кхаосан. Правда, и водители всех видов транспортных средств увидев полицейский мотоцикл, с включенной мигалкой и сиреной, сразу же уступали нам дорогу. Так быстро я по Бангкоку не передвигался еще никогда. Надо сказать, что я и сам люблю погонять на разной мототехнике и особенно в горах. Но вот быть пассажиром – не самое приятное занятие, сам ничего не контролируешь и надеешься только на водительское мастерство.

Сукхвумит Сой 3 – это переулок, находящийся практически напротив четвертой «сойки» {cойка — сой — перулок}, которая, в свою очередь, считается одним из самых известных кварталов ночных развлечений в Бангкоке. Именно здесь находится На-на плаза – место сосредоточения гоу-гоу баров. А потому фарангов в этом районе всегда очень и очень много. Третью же «сойку» часто еще называют арабским гетто, поскольку здесь в большом количестве останавливаются жители стран ближневосточного региона.

Скажу по секрету, я жутко положительный малый, но есть у меня и недостатки. Один из них – присущий мне избирательный шовинизм (умеренный). Почему избирательный? Да потому что я, например, люблю азиатов и в то же время не испытываю особых симпатий к арабам, чернокожим и индийцам (что несколько парадоксально при моей глубокой любви к Индии). Именно поэтому Третья сойка Сукхвумита для меня терра инкогнита.

Но и в этот раз изучить это место не удалось, поскольку мы проехали скопление гостиниц, магазинов, баров и массажных салонов и остановились возле небольшого пустыря неподалеку от кхлонга. Возле него уже стояло несколько полицейских машин. К месту происшествий нас пропустили беспрепятственно.

Собственно говоря, осматривать было уже нечего. Тело жертвы было уже погружено в специальный полиэтиленовый пакет, а место, где произошло убийство, тщательно, чуть ли не ползая по земле и освещая все вокруг мощными фонарями, изучали полицейские. Но, судя по всему, ничего стоящего найти не удавалось.

Это подтвердил и лейтенант. Он успел переговорить с коллегами и те рассказали ему, что пару часов назад проходившие мимо этого пустыря три девушки, работающие в баре «Притти леди» на На-на плазе (ох, как музыкально получается – на На-на), увидели как двое мужчин тащат что-то похожее на человеческое тело. Преступники, обнаружив, что их заметили, бросили свою ношу и убежали в сторону кхлонга. Рассмотреть их девушкам не удалось, было темно, да и расстояние до них было приличное. Подойдя ближе, девушки обнаружили, что это труп фаранга, и сразу же вызвали полицию. По первым прикидкам экспертов, белый мужчина, среднего телосложения, в возрасте около тридцати пяти лет был задушен чем-то напоминающим удавку.

У меня сомнений уже не оставалось. Это туги. Правда, парочка фактов мне не помешала бы. А фактов было мало. Тем не менее я рассказал Супату о своих догадках.

К моему рассказу он отнесся серьезно. Но, как и большинство людей в мире, он мало что знал об индийских душителях.

— Вы не могли бы мне рассказать об этих людях? – обратился он ко мне.

— Конечно, могу. Но я тоже не слишком большой специалист в этом вопросе, поэтому расскажу то, что знаю, а это не так уж и много – ответил я и приступил к рассказу.

Лейтенант слушал меня очень внимательно и по окончании моей речи сказал, что сейчас отвезет меня к моей гостинице, а затем покопается в архивах на предмет нахождения информации о тугах.

— Отлично, – сказал я и добавил: – Вы можете попросить коллег, которые будут вести расследование убийства этого фаранга, держать нас в курсе дела? И пусть они узнают, не было ли у этого парня каких-либо серебряных украшений?

— Я уже попросил их обо всем этом, – ответил Супат.

Через десять минут он высадил меня у моей гостиницы и, пожелав «Ратри сават» («Спокойной ночи»), отправился к себе в участок. Мне же спать не хотелось, и я решил прогуляться к реке. Срезая дорогу, я переходил один из кхлонгов по узкому пешеходному мостику, когда навстречу мне вышли двое. Среднего роста, лица черные, глаза навыкате (похоже, под яббой {ябба – метамфитаминовый наркотик}), в руках внушительного размера мачете.

Лет семь назад я, возможно, и испугался бы. Но после того, как вследствие одной загадочной истории (может, когда-нибудь и расскажу) я прожил три года в семье лучшего филиппинского мастера боевых искусств и все эти три года ежедневно и еженощно** практиковал кали (эскрима, арнис), меня уже не испугают и пять камбоджийцев (а то, что это были не тайцы, я понял сразу) с мачете. И хотя ребятки были настроены серьезно и живым меня видеть явно не хотели, у меня были другие планы. Жаль только, не получалось оставить в живых их обоих. Не хватало места. Мостик был узенький, мне просто негде было развернуться. И я, не мудрствуя лукаво, подставил одного из них под удар мачете товарища, а затем занялся им самим. Несколько секунд, и все было закончено. Это в кино дерутся долго. Реальный бой короток, неэстетичен и страшен.

До этого мне приходилось убивать. Тогда я защищал других людей от религиозных фанатиков. Сейчас — защищал себя. Была бы возможность я бы оставил в живых и второго. Не вышло. Еще один груз на карму.

Я позвонил Супату, и через пять минут к мостику подъехало несколько полицейских машин. Из одной из них выбрался лейтенант.

— Похоже, нам сегодня не суждено расстаться, – с неизменной улыбкой на лице, несколько неуместно, пошутил лейтенант. – Вы в порядке?

— Я – да. А вот этому парню повезло меньше – я кивнул в сторону мертвого бандита. – Но второй жив и почти здоров. Очень хотелось бы знать, кто им поручил меня убить.

— Может, это была попытка ограбления? – высказал предположение Супат.

— Вы сами верите в то, что говорите? – в свою очередь спросил его я. Лейтенант пожал плечами и отдал команду подчиненным доставить живого бандита в участок и не спускать с него глаз.

Примечания:

*Кхлонги – сеть каналов, опутывающая Бангкок. Раньше, когда их было значительно больше, Бангкок называли Венецией Юго-Восточной Азии. Многие кхлонги были засыпаны по той простой причине, что земля в центре города имеет очень большую ценность.

 

**Еженощно практиковал Кали — Помню, Анджел привел меня ночью к реке и говорит: «Твоя задача – перебраться на тот берег». А я и днем в эту реку, кишевшую змеями и крокодилами, не полез бы, а тут ночью. Но пришлось. Шрамы от зубов крокодила у меня до сих пор видны на левой ноге, а три змеиных укуса были нейтрализованы каким-то местным противоядием. А сколько в ту ночь у меня появилось седых волос (тогда они — волосы — у меня еще были)…

Продолжение следует.

 

Получать сообщения о новых публикациях Сайта Востоколюба на e-mail.

 

Сергей Мазуркевич

 

Если Вам понравился данный материал, Вы можете поддержать Сайт Востоколюба финансово. Спасибо!

 

15.10.2015

Facebook Comments
Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Оставить комментарий