Рейтинг@Mail.ru

Поединок. Зомби в Пури

Puri

Пури. Ратха Ятра.

Первый раз я заприметил этого мальчишку на выезде из Конарка(1). Для индийца он бежал непривычно размеренно. Местные жители не отличаются выдающимися спортивными способностями и увиденное меня удивило. Так бегают выдающиеся кенийские стайеры, но никак не индийские подростки в мусульманской одежде.Но останавливаться я не стал. С какой стати? Бежит себе, ну, и пусть бежит. Проехал мимо него и покатил себе спокойно в сторону Пури(2). Через пару километров я остановился на развилке, чтобы купить воды. С этого места начиналась очень живописная дорога вдоль берега океана. Налево далеко не проехать — асфальтированное полотно обрывается у шиваитских храмов(3) прямо на берегу моря, после которых начинается бесконечный дикий пляж. Вправо — хорошая асфальтовая дорога, по которой я и собирался минут за тридцать-сорок доехать до Пури. Расстояние мне предстояло преодолеть небольшое — тридцать километров. Но в Индии на дорогах трудно разогнаться. Что с того, что мой мотоцикл способен легко нести меня со скоростью выше ста километров? Средняя скорость на индийских трассах, в лучшем случае, километров сорок в час.

Я купил воды, сделал пару глотков и снова заметил бегуна. Он пробежал мимо в том же темпе, не обращая ни на кого внимания. Выглядело всё это очень странно. Неестественно. Он был больше похож на робота, чем на живого человека. От размышлений меня отвлек незаметно подошедший саддху. Так в Индии называют бродячих странников, отрешившихся от всего мирского.

— Намастэ — поприветствовал он меня.

— Намастэ — с легким поклоном ответил я.

Я настороженно отношусь к таким товарищам. Большинство из них, по моему разумению, — обычные бродяги, не являющиеся ни аскетами, ни святыми, ни Учителями. Редко когда встречается не банальный «травокур», а Ищущий. Еще реже Знающий.

Но этого саддху я почему-то сразу же воспринял, как близкого человека. Что-то в нем было притягательное, в его взгляде отражался океан мудрости, а его улыбка была самой обаятельной в мире.

Одет он был в оранжевые одежды саньясина (4). Его лоб украшала трипундра (знак в виде трех горизонтальных линий), означавшая, что он поклоняется Шиве. Большая белая борода и длинные белые волосы, собранные в пучок делали его немного похожим на даосского старца. В руках у него был посох с ручкой, стилизованной под голову змеи и чаша из человеческого черепа.

Я задержал свой взгляд на чаше. Он заметил это и улыбнулся:

— Для меня это Напоминание (5).

Его английский был безупречным. Намного лучше моего. Мы обменялись несколькими ничего незначащими фразами, после чего он сказал, показывая рукой в сторону прибрежных храмов:

— Ты сможешь найти меня во втором храме, в том, над которым красный флаг. Меня зовут Саттвананда. Увидимся сегодня вечером.

Он снова улыбнулся, развернулся и пошел по направлению к берегу.
Я недоумевал. В мои планы никак не входило возвращение в эти места. Я остановился в Пури, а в Конарк приезжал, чтобы посмотреть знаменитый Храм солнца. Посмотрел, восхитился, удивился, но возвращаться не собирался. Тем более, что в Пури сегодня проходил праздник Ратха-Ятра, и я собирался побывать на шествии колесниц, во время которого статуи божеств провозят по городу.

Я сделал еще пару глотков воды, запрыгнул на своего «железного коня» и двинулся в сторону Пури.

Через пять минут я догнал бегуна. Я объехал его, остановился и знаками показал, что хочу с ним поговорить. Не обращая на это никакого внимания, он обогнул меня и побежал дальше. Это уже было совсем странно. И мне эта история нравилась все меньше. Можно, конечно, проехать мимо и обо всем забыть, но я уже не мог. Мне нужно во всем разобраться. Внутри меня зрело понимание того, что я обязан во всем разобраться.

Я решил попытаться остановить мальчишку. Снова обогнал его, слез с мотоцикла и пошел навстречу, закрывая дорогу. Когда он попробовал обогнуть меня, я схватил его за руки. С таким же успехом я мог пытаться остановить танк. Почти не снижая темпа, мальчик отмахнулся от меня, и я отлетел на три метра в сторону. Мне повезло. Спиной я врезался в песочный бархан и, к счастью, не получил никаких физических повреждений. Просто сидел, вмятый в песок, ловил ртом воздух и никак не мог понять, как такое возможно?

В нормальном мире щуплый подросток не может, отмахнувшись, как от мухи, отправлять в полет здорового мужчину. Да, Индия — не совсем нормальный мир, но не да такой же степени. И что дальше? Нужно ли мне что-то делать? Забыть, как кошмарный сон, да и всё.

Как же! Забыть!? Не получится. Я должен разобраться.

Мальчишка этот совсем плох. То, что я увидел вблизи меня ужаснуло. У него были совершенно пустые, абсолютно безжизненные глаза. И странный запах моря и тлена. Будто бы мертвец искупался в океане.

И тут я обратил внимание на то, что у меня было зажато в кулаке. Пытаясь задержать мальчика я схватил его за руку. И теперь в моей ладони были первые фаланги двух его пальцев — мизинца и безымянного. Это не были пальцы живого человека. Процесс разложения уже шел полным ходом. Я с отвращением отбросил свой трофей в сторону.

Зомби. Я никогда не встречал их раньше. А много ли тех, кто их встречал? Я до сегодняшнего дня не верил в существование поднятых мертвецов. Но бегун развеял мое неверие, пардон, в прах.

И как с ним справиться? Осиновый кол тут не поможет, даже если осину отыскать в этих краях. Что эффективно против зомби? Черт его знает. Литература и кино о поднятых мертвецах никогда меня не увлекали. Не то, что бы я об этом сожалею, но сейчас бы мне не помешало вспомнить, как расправлялись с зомби герои фильмов и книг.

Из глубокой задумчивости меня вывел проезжавший мимо мотоциклист. Он остановился рядом и стал на меня смотреть, видимо раздумывая, нуждаюсь я в помощи или нет? Я махнул ему, чтобы он двигался дальше и, с трудом поднявшись, на дрожащих ногах поплелся к своему мотоциклу.

Следующие два часа я следил за мальчишкой-бегуном. Прятаться особо не стал. Если не мешать ему передвигаться, он все-равно ничего не замечает. Скорее всего, тот, кто им управляет, поставил ему задачу, и он ее выполняет.

В Пури бегун направился на городской пляж. Я следовал за ним. По песку на мотоцикле ехать я уже не мог, пришлось немного побегать, вызывая восторг у местного населения.

Пробегая мимо компании местной ребятни, купающейся в океане, мой поднадзорный прихватил их одежду и направился к стоящим в отдалении большим рыбачьим лодкам. Там он забрался под одну из них.

Когда я осторожно подкрался к его убежищу и заглянул в него, мальчик уже поменял одежду и сидел, прислонившись к борту лодки с закрытыми глазами. Похоже, что его на время «отключили».

Я помахал у него перед лицом рукой. Реакции не последовало. Мое внимание привлекла стеклянная бутылка с жидкостью, стоявшая у его ног. Я осторожно взял ее в руки и осмотрел. Похоже на зажигательную смесь. Я поставил опасный сосуд на место, отошел немного в сторону и принялся размышлять.

Сегодня в Пури — главный праздник года — Ратха-Ятра. Именно сегодня по городу пройдет шествие колесниц со статуями божеств. В Пури уже приехало более полумиллиона паломников. Видимо, то, что задумал «кукловод» каким-то образом связано с праздником. И как ему помешать? До главного шествия осталось часов пять-шесть. Что делать? Обратиться в полицию? И что я им скажу? Что этот мальчишка — зомби, и его нужно сжечь из огнемета?

И тут меня осенило. Мне есть с кем посоветоваться. Саддху, который подходил ко мне сегодня, и был уверен, что мы снова увидимся. Думаю, он мне поверит. И вместе мы что-нибудь придумаем.

Мотоцикл ждал меня там, где я его бросил — в одной из улочек рыбацкого поселка. Вокруг него уже вилась местная малышня и пара подозрительных личностей, в глазах которых мелькнуло разочарование, когда они увидели, как я взбираюсь на своего «железного коня».

До прибрежного храма я доехал быстро. Мы с Саттванандой прошли на берег океана, и под шум набегающих волн я выложил ему всю историю о мальчике-зомби.

Он воспринял мой рассказ серьезно.

«Поднятого» так просто не остановить, и полиция с этим не справится, — сказал он после небольшого раздумья. — Следует действовать иначе. Остановить нужно того, кто оживил его. И кажется, я знаю, кто это.

И вот, что он рассказал. Примерно неделю назад в Конарке объявился широко известный в узких кругах агхори (6) Шитаника. Вместе с многочисленными учениками и поклонниками он поселился возле древнего храма богини Кали (7). Каждую ночь они проводили в храме свои ритуалы. Пару дней назад Шитаника созвал представителей прессы и телевидения и заявил, что в новолуние восьмого Лунного месяца он силой, дарованной ему богиней Кали, напоит молоком все ее статуи по всей Индии. К этому заявлению все отнеслись с недоверием, но исходя из последних событий, Саттвананда склонен думать, что агхори способен на подобное.

— Схема тут такая, — объяснил он мне. — Шитаника сумел поднять мертвого мальчика и подчинить его своей воле. «Поднятый» должен осуществить какую-то акцию и вызвать всеобщее негодование миллионов людей, направленное в его сторону. Например, сжечь главную святыню — статую Джаганнатха (8). Сегодня вечером ее будут везти на колеснице, и для зомби, обладающего сверхъестественной силой, не составит труда преодолеть полицейское оцепление и пробиться к ней через толпу паломников. Кстати, поэтому он и переоделся. В мусульманской одежде ему было бы сложнее подобраться к колеснице. Если ему удастся совершать это святотатство, то весь гнев, направленный на «поднятого», перейдет по закону сообщающихся сосудов на Шитанику.

— Зачем ему это? — спросил я саддху.

— Гнев — это энергия. Пусть не чистая, но очень мощная. А ему нужно аккумулировать огромное количество энергии, чтобы осуществить свое обещание напоить молоком статуи богини Кали.

— И ради этого он совершает такие ужасные действия?

— У агхори свои представления о дозволенном, имеющие мало общего с общепринятыми. Я думаю, что он стремится к славе и власти. У него уже есть сотня последователей, но, видимо, хочется большего.

— И как его остановить?

Саттвананда задумался. Было похоже, что он вошел в медитативное состояние. Через несколько минут он очнулся и улыбнулся мне:

— Мы можем попытаться это сделать. К самому Шитанике нам не пробиться. Он не дурак, и позаботился, чтобы его во время ритуала никто не мог отвлечь. Но есть одно уязвимое место. Я не буду вдаваться в подробности, но в «поднятого» он вливает не свою энергию. Своя ему нужна для управления зомби, а в мальчика поступают энергия из другого источника. Этот источник должен быть совсем рядом с местонахождением самого Шитаники. Если мы его обнаружим, то попытаемся перекрыть, и тогда задуманное агхори не осуществится.

— И как нам его обнаружить? — спросил я.

— Нужно обратиться в кастовый совет того района, где находится храм Кали. Думаю, если в округе кто-то внезапно и необъяснимо заболел, то они должны знать об этом.

Сказано — сделано. Примерно через час мы уже знали, что в семье торговца сладостями Кхокана (его магазин и дом находились рядом с храмом богини Кали) заболела старшая дочь. Рано утром, выполняя работу по дому, она внезапно потеряла сознание и до сих пор не пришла в себя. Местный доктор разводит руками. Она лежит с открытыми глазами и ни на что не реагирует. Все машины «Скорой помощи» задействованы на празднике Ратха-Ятра, и родителям остается только ждать, когда они освободятся, чтобы отвезти ее в Пури в больницу.

Узнав об этой истории, мы с Саттвананандой отправились в дом к Кхокану. В дом зашел только саддху, которому нужно было убедить семью, что мы сможем помочь девушке. Я остался ждать снаружи. Через десять минут меня позвали внутрь и предложили чай со сладостями. Саддху и отец девушки о чем-то негромко говорили в соседней комнате.

Вскоре они появились в гостиной. В это время по телевизору начали показывать прямую трансляцию Ратха-Ятры. До того момента, когда колесницу со статуей Джаганнатха повезут по городу, оставалось совсем немного времени.

— Как ни странно, но многое сейчас зависит от тебя, — обратился ко мне Саттвананда. — Я могу перехватить ее жизненную силу и вернуть ее в тело, но мне нужно за что-то зацепиться. Если представить эту энергию в виде веревки, то мне нужен хотя-бы кончик, чтобы потянуть за него. А вместо него сейчас тоненькая ниточка, которую я схватить не могу. Поэтому девочку нужно чем-то ошеломить, чтобы она на секунду вернулась в свое тело. Это твоя задача. Родственников она знает, я тут тоже бессилен, шанс есть только у тебя.

Легко сказать: «Шанс есть только у тебя». Но как это сделать?

«Вряд ли она раньше не видела белых людей», — думал я, глядя на семнадцатилетнюю девушку, в глазах которой отражалась пустота.

Ее усадили в кровати так, чтобы она могла видеть все, что происходит в комнате. Но я не знал, что делать.

— Делай хоть что-нибудь. — посоветовал мне находившийся рядом Саттвананда.

Для начала я походил по комнате на руках. Реакции не было никакой.

Тогда я взял три яблока и начал ими жонглировать. И это не помогло. «Бой с тенью», продемонстрированный мною, вызвал одобрение только у саддху. Девушка меня не замечала. Следующее, что я сделал — нахлобучил наушники, включил плеер и начал танцевать. И ничего…

Через приоткрытую в гостиную дверь был виден телевизор. Шествие колесниц уже начиналось. Если у нас еще и было время, то совсем немного. Я был близок к отчаянию. Саддху, застывший в медитации, помочь уже ничем не мог. И тут, поддавшись внезапному порыву, я подошел к кровати, нагнулся к девушке и поцеловал ее. И увидел, как на ее шее забилась пульсом тонкая жилка.

**
«Празднование Ратха-Ятры в городе Пури в этом году не обошлось без жертв. Под одну из колесниц попал четырнадцатилетний мальчик. Он скончался на месте. Местные власти пытаются выяснить причину трагедии, которая произошла, несмотря на строжайшие меры безопасности».

Газета “The Telegrafh” (Калькутта).

«Мальчик, попавший под колесницу Джаганнатха, во время празднования Ратха-Ятры, был к этому моменту мертв три дня. Такое заявление сделали патологоанатомы больницы Пури. Кому и зачем понадобилось подбрасывать тело мертвого ребенка под колесницу? Местные власти не знают ответа на этот вопрос».

Газета “The Telegrafh” (Калькутта).

«Знаменитый агхори Шитаника так и не выполнил своего обещания напоить молоком все статуи богини Кали в Индии. В ночь, на которую было запланировано «чудо», он внезапно исчез со всеми своими учениками из храма богини Кали в Конарке. По сообщению местных брахманов, Шитаника внезапно почувствовал себя очень плохо, и его ученики несли его на носилках. Где он находится сейчас, неизвестно».

Газета «Hundustan Times».

Примечания:

1. Конарк — город в штате Орисса (восток Индии). Знаменит своим древним Храмом Солнца.

2. Пури — город в штате Орисса (восток Индии). В Пури находится один из главных индуистских храмов — храм Джаганнатха (Повелителя Вселенной).

3. Шива — один из верховных богов в Индуизме.

4. Саньясин — человек, отказавшийся от всего мирского и сосредоточившийся на духовном.

5. Напоминание — в шиваитской секте капаликов одно из значений ритуальной чаши из человеческого черепа — напоминание о бренности и иллюзорности человеческой жизни.

6. Агхори — приверженец радикально направления в тантре, для которого характерно для достижения мистических целей использование неприемлемых в обществе методов.

7. Кали — гневная ипостась супруги Шивы богини Парвати.

8. Джаганнатх — «владыка вселенной», форма проявления Вишну-Кришны. Культ этого бога особенно силен в штате Орисса.

 

Получать сообщения о новых публикациях Сайта Востоколюба на e-mail.

 

Сергей Мазуркевич

 

Если Вам понравился данный материал, Вы можете поддержать Сайт Востоколюба финансово. Спасибо!

 

Дата написания: 01.08.2013

Дата размещения: 23.09.2013

Facebook Comments

Поддержите Сайт Востоколюба ссылкой в социальных сетях


Вы можете оставить комментарий, или Трекбэк с вашего сайта.

Комментарии:

Оставить комментарий

Яндекс.Метрика